Валиев: даже если Мозгов поедет на ЧМ, надо быть готовыми сыграть без него 31  июля  2019

News.ru
Форвард сборной России — о желании сыграть на чемпионате мира и переезде из Петербурга в Подмосковье
«Жаль, что пришлось уехать из Питера: город мне очень нравится»

— Евгений, чем был продиктован ваш переход из «Зенита» в «Химки»?

— «Зенит» подписал контракт с нападающим «Химок» Андреем Зубковым. Мы с ним — игроки одного амплуа, играем на одной позиции, а ещё необходимо учитывать, какое количество сильных иностранцев подписал питерский клуб в преддверии дебюта в Евролиге. Понимая, что придётся конкурировать за место в составе с этими легионерами и Зубковым, искал варианты трудоустройства в других клубах. И вариант с подмосковным клубом оказался одним из лучших для меня. Решил остановиться на нём.

— То есть о вашем «встречном» переходе с Зубковым нельзя говорить как об обмене игроками между клубами?

— Да, мы с агентом начали переговоры с «Химками» уже после того, как Зубков стал игроком «Зенита».

— Болельщики, руководство и игроки «Зенита» грезили Евролигой на протяжении четырёх-пяти последних сезонов — и вот мечта осуществилась: клуб получил от организаторов турнира wild card. Не обидно, что покинули команду буквально на пороге её дебюта в Евролиге?

— Ну, я же ушёл в клуб, который тоже будет играть в Евролиге. Причём «Химки» уже не первый год играют в этом турнире и уже успели завоевать хорошую репутацию в Европе. Так что я перешёл в достаточно серьёзную команду и полностью доволен своим решением. Единственное, что обидно — из Питера пришлось уехать: сам город мне очень нравится! Как-то сразу пришёлся мне по душе. А если говорить о составе «Зенита», не я один сейчас покинул команду — там всего четыре человека по сравнению с прошлым сезоном осталось.

Евгений ВалиевЕвгений Валиев
Рамиль Ситдиков/РИА Новости
— Понятно, что вы для «Зенита» теперь — отрезанный ломоть, но насколько, на ваш взгляд, обновлённая питерская команда готова к дебюту в Евролиге? Смогут «сине-бело-голубые» выглядеть в Европе достойно?

— Сейчас уже не так пристально слежу за трансферной кампанией «Зенита», хотя, не скрою, иногда бывает интересно посмотреть новости, какого очередного новичка в Питере подписали. Если не ошибаюсь, уже на данный момент заключены контракты с восемью легионерами, но я лишь о некоторых из них имею представление, видел их в деле. Но в целом мне сложно оценить силу нового «Зенита» и его готовность к дебюту в Евролиге. Хотя сомневаюсь, что питерский клуб позволит себе приглашать каких-то несерьёзных баскетболистов. Могу лишь пожелать своей бывшей команде удачи — но только не в играх с «Химками» (смеётся)!

— Кстати, между питерской и подмосковной командами в последние годы идёт весьма принципиальное противостояние, в том числе и в битве за путёвку в Евролигу. В этой связи у вас не было никаких сомнений — что, дескать, переходите в стан «заклятых друзей» «Зенита»?

— Честно говоря, даже не задумывался об этом. Да, во время игры противостояние этих клубов носит принципиальный характер, но после игры всё уже совсем по-другому. Иначе всё воспринимаешь и думаешь об этих взаимоотношениях команд. Что ж, тем интереснее лично мне теперь будет играть против «Зенита».

«В отсутствие Хвостова ярко выраженного разыгрывающего у сборной нет»

— Вы ведь не в одиночку перебрались в «Химки» из Петербурга: по тому же маршруту проследовали Сергей Карасёв и Андрей Десятников...

— Всё верно. И ещё не забывайте про Яниса Тимму, который два года играл вместе с нами за «Зенит», а в прошлом сезоне вернулся из-за рубежа именно в «Химки». Так что вы справедливо подметили, что у нас образуется такое питерское сообщество в Подмосковье (улыбается). Надеюсь, что это поможет нам быстрее найти взаимопонимание на площадке и вписаться в игру команды.

Евгений ВалиевЕвгений Валиев
Alexander Kulebyakin/Global Look Press
— Для любого игрока «Химок» есть ещё один бонус — возможность играть бок о бок с Алексеем Шведом, пожалуй, главной звездой Единой лиги ВТБ. Согласны?

— Это да! Жаль, правда, что Алексея пока нет на сборе национальной команды в Новогорске, но я надеюсь, что попаду в «список двенадцати», которым выпадет честь представлять Россию на чемпионате мира в Китае, и тогда смогу сыграть вместе со Шведом за сборную даже раньше, чем за клуб. А заодно и с Сергеем Карасёвым — может быть, успеем что-то совместно наработать, чтобы потом использовать это по ходу сезона в «Химках».

— Если говорить о конкуренции за место в российской сборной среди форвардов и центровых, не кажется ли вам, что она не столь серьёзна, как среди «маленьких»? Тем более — с учётом проблем со здоровьем у Тимофея Мозгова, которые, по всей вероятности, не позволят нашему лучшему «центру» выступить на чемпионате мира.

— Если честно, мне кажется обратное — потому что на сбор вызвано достаточно много «больших» игроков: Семён Антонов, Андрей Воронцевич, тот же Зубков. И это только те ребята, которые в основном играют на позиции мощного форварда, но при необходимости могут сыграть и «пятого номера», то есть центрового. Так что всех «больших» я бы назвал конкурентами в борьбе за попадание в окончательную заявку на мировое первенство. И всё будет зависеть от главного тренера: что и кого он хочет видеть в матчах чемпионата мира. Поэтому я сейчас просто работаю и очень хочу попасть в состав сборной.

— Все соглашаются с тем, что отсутствие травмированного Мозгова — большая потеря для нашей сборной. Вы всё же надеетесь, что Тимофей успеет восстановиться и усилит команду на турнире в Китае, или настраиваетесь на то, что придётся обойтись без него?

— Конечно, Тимофей очень нужен сборной России и на чемпионате мира был бы чрезвычайно полезен. Но, скажем так, нужно быть готовыми к худшему. И если даже Мозгов поедет с нами на чемпионат мира, необходимо иметь в запасе варианты игры без него. В любом случае, Тимофей не сможет проводить на площадке все сорок минут игрового времени. Значит, будем нарабатывать альтернативные схемы игры.

Евгений ВалиевЕвгений Валиев
Alexander Kulebyakin/Global Look Press
— Есть потеря у российской сборной и на позиции разыгрывающего — Дмитрий Хвостов из-за травмы уже точно пропустит чемпионат мира. Некоторые специалисты называют эту потерю даже более существенной, поскольку команда лишилась своего основного плеймейкера...

— Соглашусь: с Димой было очень комфортно играть, потому что он хорошо видел площадку, контролировал мяч, руководил игрой. Сейчас получается так, что ярко выраженного «первого номера» у нас на этом сборе нет. Хвостов действительно был очень нужен сборной.

«У нас хорошая группа на чемпионате мира. Слава богу, не „группа смерти“»

— После того как клуб «Орландо» этим летом расстался с Мозговым, у нас впервые за почти два десятка лет не осталось ни одного баскетболиста в НБА. На ваш взгляд, это просто стечение обстоятельств или свидетельство кризиса российского баскетбола?

— Думаю, это просто стечение обстоятельств. Вот, к примеру, те же Сергей Карасёв и Алексей Швед как минимум не потерялись бы в НБА, тем более что оба в этой лиге уже играли и вполне могут туда вернуться. Буду только рад за ребят, если им это удастся.

— А у вас были варианты попробовать себя в лучшей лиге мира?

— Я трезво оцениваю свои шансы и возможности, поэтому, думаю, мне уже поздновато туда лезть (улыбается). Да никогда и предложений из-за океана не поступало. Я даже о таком варианте развития карьеры и не задумывался. Да, конечно, в мечтах такое было, но когда спускался с небес на землю и оценивал свои шансы, понимал, что, скорее всего, это нереально.

— Если вернуться к делам сборной, как считаете, месяца будет достаточно, чтобы хорошо подготовиться к чемпионату мира?

— Очень на это надеюсь. И судя по тому, как прошла первая неделя сбора в Новогорске, времени должно хватить. Потому что интенсивность занятий достаточно высокая, по времени тренировки тоже довольно продолжительные. Так что должны успеть и физически прийти в оптимальное состояние, и все игровые идеи наработать. А несколько контрольных игр, в которых мы примем участие, помогут нам оценить, в правильном ли направлении мы движемся.

— Что скажете о соперниках российской сборной по групповому этапу мирового первенства — командах Аргентины, Нигерии и Кореи?

— Хорошая группа, я бы так сказал.

— Но не «группа смерти»?

— Слава богу, нет (улыбается). С Аргентиной — опять же оговорюсь: если попаду в «список двенадцати», — конечно, было бы очень интересно сыграть. Это очень сильный соперник. Думаю, это была бы такая серьёзная заруба, битва достойных противников. С остальными, по идее, должно быть попроще, но кто его знает, как всё сложится. Всякое может случиться...

— На чемпионате мира будут также разыгрываться лицензии на олимпийский турнир в Токио. Критерии очень жёсткие: необходимо не просто попасть в число семи лучших сборных, но и стать одной из двух лучших европейских команд по итогам мирового первенства. Насколько это реально для российской команды?

— Естественно, выполнить эту задачу будет крайне тяжело. Но я всё-таки оптимист, поэтому надеюсь, что наша сборная попадёт в эту семёрку сильнейших и попытается забраться в итоговом рейтинге как можно выше. И что бы ни случилось, мы завоюем путёвку на Олимпийские игры.

— Иными словами, выход в четвертьфинал — задача-минимум для российской сборной?

— Совершенно верно. Потому что если не решим сейчас эту задачу, потом сделать это через европейские квалификационные турниры будет гораздо сложнее. Так что нужно решать вопросы все и сразу.