Чудо «Югопластики»: лучшая баскетбольная команда Европы выросла из клуба для девушек и плохих футболистов 29  октября  2021

Sports.ru
Раджа читал комиксы и толстел, Кукоч играл в футбол с Биличем
Дино Раджа зарабатывал в Сплите тысячу марок в месяц и лишь после первого Кубка чемпионов накопил на первую машину — подержанную Toyota Celica. Да и тогда своих денег не хватало — мама добавила. После второго Кубка Дино перешел в римский «Мессаджеро» и стал самым высокооплачиваемым спортсменом Европы — получал больше Марадоны. «Моя первая инвестиция — не дом, не тачка и не яхта, — хвастался Дино. — Я нанял фитнес-тренера Мирко Кроло. Потому что знал — без работы не выживу. Этому меня научили в «Югопластике».

Раджа занялся баскетболом, когда мама сказала: «Хватит сидеть в кресле, толстеть и читать комиксы. Пойди поиграй во что-нибудь». «Но я был очень стеснительным. Мне было неудобно идти туда, где я никого не знаю, и мама послала меня на тренировку с моим одноклассником, — вспоминал Дино в документальном фильме «Желтая Одиссея». — Ему хватило одного раза, он больше не приходил. А я остался и влился в новую компанию».

Позже в ней появился Тони Кукоч. Он не был домоседом, и родители отдали его в футбол — чтоб не болтался на улице. В детстве Тони играл в одной команде со Славеном Биличем.

«Мой отец страстно болел за «Хайдук» и, поняв, что футболиста из меня не выйдет, уже не пускал в спортивные секции, — рассказывал Тони в книге Most generacija. — Но однажды летом, когда я купался, меня заметил тренер юношей «Югопластики» Игор Каркович.

Реклама 18+
Он осмотрел меня и, пораженный моим ростом, предложил попробоваться в баскетболе. Я жил рядом с залом, так что пришел к нему — и мне понравилось».

Их тренер в основе «Югопластики» Божа Малькович говорил потом в интервью изданию Blic: «Кукоч — лучший игрок из всех, кого я тренировал. Раджа где-то рядом. Вместе они были особенно опасны. Но Тони был альтруистом, и я буквально заставлял его бросать. Он следовал философии: точный бросок делает счастливым одного, а точный пас — двоих. Меня бесила его самоотверженность».

В Сплите удивлялись, что мужчины играют в баскетбол

«Сплит — не очень большой город (около ста тысяч жителей), но это центр Далмации, где всегда хватало сильных спортсменов, — пишет комментатор Серджо Тавчар. — Другое дело, что почти все стремились в футбольный «Хайдук», а баскетбольный «Сплит», основанный в 1945-м, был прибежищем неудачников, отверженных футболом.




«Сплит» создавался как женский баскетбольный клуб. Его первый руководитель Эльвира Карбонини, жена вратаря «Хайдука» Хрвое Чулича, вспоминала: «Представитель молодежной организации предложил мне найти десять девушек, которые хотели бы играть в баскетбол, и войти в структуру «Хайдука».




Мы собрались и стали тренироваться, хотя поначалу даже не имели корзин. Потом провели товарищескую игру с девушками из Задара и уступили 9:14. Всем стало казаться, что баскетбол — это спорт для женщин».

Игрок «Сплита» конца пятидесятых Винко Байрович добавил, что потом под руководством футбольного вратаря Чулича стала тренироваться и мужская баскетбольная команда: «Проходя мимо нашей площадки, ватерполисты кричали: «Педики! Педики!» Для них было странно, что мужчины играют в баскетбол».

Все изменилось в шестидесятые, когда звездный югославский баскетболист Бранко Радович возглавил «Сплит» и перетянул из гандбола братьев Тврдичей, среди которых выделялся разыгрывающий Рато. Вскоре к ним присоединился бывший ватерполист Петар Сканси — центровой с острова Брач (самого большого в Далмации). При Радовиче «Сплит» стал первым клубом в Югославии, кто тренировался два раза в день и в 1963-м проник в высшую лигу.

«Мы — первая команда Югославии, подписавшая спонсорский договор, — отмечал Сканси. — Помощь «Югопластики» добавила нам уверенности и позволила амбициозно смотреть в будущее».

На неудачном для Югославии чемпионате Европы-1967 Сканси с Рато Тврдичем переманили в Сплит третьего номера загребского «Младоста» Дамира Шольмана. Так сложилась команда, которая при поддержке завода «Югопластика» выиграла в 1971-м чемпионат страны.

«Обыграв в Загребе «Локомотив», мы завоевали титул, но оставался домашний матч с клубом «Ориолик», который боролся за выживание, — рассказывал Ловре Тврдич. — Их президент Шепич принес нам сумку с деньгами и безо всякого стыда заявил, что мы должны проиграть. Но весь Сплит ждал нашей победы, и мы не хотели портить болельщикам праздник. Поэтому мы выиграли, и «Ориолик» вылетел».





Второй еврокубок «Югопластика» выиграла на жирном (из-за морской ярмарки) линолеуме

На следующий год «Югопластика» — первой среди клубов своей страны — достигла финала Кубка чемпионов. Соперником был «Иньис» из Варезе, годом ранее уступивший в финале ЦСКА. Перед решающей атакой «Югопластика» проигрывала одно очко, но, получив мяч от Михайло Мановича, Дамир Шольман не смог бросить. Его ударили по руке, судьи этого не заметили, и итальянцы победили. «В моей карьере было много поражений, но именно с тем я не смирюсь никогда», — заявил Сканси.



Интересно, что тренировал тогда «Иньис» Аца Николич — важнейший человек в истории югославского баскетбола. Чей резкий взлет обозреватель Sportske Novosti Йован Косиер объясняет тесными контактами с американцами, которые установил Николич после римской Олимпиады 1960 года.

Начали ее югославы матчем как раз с США: форвард белградского ОКК Радивой Корач, противостоя будущему MVP НБА Оскару Робертсону, набрал в первой половине шестнадцать очков, а потом тренер Николич заменил его — поберег для следующих матчей.

«Радивой был моим любимчиком и лучшим другом, — вспоминал Николич. — В 1969-м Корач играл за «Петрарку» из Падуи и позвал меня на свою игру. Но из-за тренерских дел я не смог выбраться, а потом узнал, что, вернувшись в Сараево, Радивой погиб в автокатастрофе».

Пятью годами ранее Корач и Сканси сыграли против американских звезд (Расселла, Коузи, Петита) в Белграде, Загребе и Карловаце, после чего отправились в первое американское турне. Десять лет спустя вернувшийся из Пезаро Сканси — уже в роли тренера «Югопластики» — дважды завоевал евротрофей, названный именем его погибшего товарища, — Кубок Корача.

Оба раза «Югопластика» превзошла в финале итальянские команды — сначала туринский «Кина Мартини», а потом болонский «Фортитудо», принимавший хорватов в Генуе. «Мы играли в огромном зале, где проходила морская ярмарка, — рассказывал лучший игрок Сплита в том матче, центровой Желько Ерков. — Причем играли не на паркете, а на линолеуме — жирном и пыльном. Пришлось адаптироваться к этим неожиданным условиям».




С уходом Сканси «Югопластика» на десять лет забыла о титулах.

Тренер «Югопластики» искал пятого игрока на улице

Напоследок Сканси заменил завершившего карьеру Рато Тврдича восходящей звездой «Марибора» Петером Вильфаном.

Вильфан вспоминал в книге Most generacija: «Большинству сегодняшних баскетболистов было бы трудно играть в югославской лиге тех лет. Это был чемпионат высочайшего качества. В нашем составе было много сборников, но даже в Титограде, Скопье или Чачаке мы выбрасывали на ринг полотенце.

Суперзвезда «Партизана» Драган Кичанович говорил: «Если понадобится, в игре я сломаю руку даже брату. А уж после матча найду ему лучшего врача». В лиге хватало грязных трюков. Например, в Чачаке над кольцом висел гигантский вентилятор. Когда мы бросали штрафные, его, конечно, включали».

В начале восьмидесятых югославская лига подсдулась, лишившись многих победителей чемпионата мира-1978 — Делибашич, Далипагич, Славнич, Ерков и Кичанович уехали в Италию с Испанией, а Чосич завершил карьеру. На этом фоне расцвела «Цибона». Команда тренера-менеджера Мирко Новосела и гениального атакующего защитника Дражена Петровича два года доминировала и в Югославии, и в Кубке чемпионов.



«Тот успех подхлестнул другие югославские клубы. Они задумались, как догнать «Цибону» в качестве игры и организации клуба», — признал разыгрывающий «Партизана» восьмидесятых Саша Джорджевич.

Занятость Новосела подготовкой к загребской Универсиаде-1987 и странное решение его зама Павличевича, снявшего Петровича со второго матча югославского финала, привели к тому, что «Цибона» уступила золото «Задару» и лишилась шанса на третий подряд Кубок чемпионов (зато утешилась Кубком Кубков).

Пока лидеры «Цибоны» разъезжались по более богатым клубам, «Югопластика» медленно возрождалась.

На излете семидесятых лидеров клуба из Сплита призвали в армию, а тренером стал совсем неопытный Зоран Грашо, бывший центровой «Югопластики»: «Я сказал нашему президенту Якше Миличичу: «Но у нас же нет команды!» Не шучу: нам не хватало пятого игрока, — жаловался Грашо. — Я искал его на улице. В итоге нашел Дени Кувачича, но команда все равно была слишком молода. Нам не хватило одной победы для того, чтобы остаться в высшей лиге. И я разочаровался в тренерской работе».

Игроков «Югопластики» разочаровал приезд тренера-ноунейма

«Югопластика» быстро вернулась, но несколько лет балансировала на грани вылета. Защитник Ивица Бурич вспоминал: «Мы были очень закрепощены и боялись поражений». Ситуацию исправило приглашение тренера Зорана Славнича из «Партизана». Он вернул «Югопластику» в зону плей-офф и всем сердцем вложился в развитие молодых талантов — Раджи и Кукоча.

РЕКЛАМА

В 1986-м за их прогресс взялся Божидар Малькович. Он тренировал с девятнадцати лет, а последние три года ассистировал Ранко Жеравице в «Црвене Звезде», где отвечал как раз за развитие молодежи.

«Если бы я был нормальным, я бы сошел с ума, когда меня позвали в «Югопластику», — признался Малькович. — Белградские друзья отговаривали меня: «Откажись! Сплит — красивый, но безумный город. Они выгонят тебя после двух поражений.

Моя голова разрывалась от вопросов. Почему я? Откуда они про меня узнали? Кто посоветовал? Кому они звонили до меня? Бред: все равно что перед свадьбой выяснять, с кем твоя любимая была раньше. Лучший способ сойти с ума.

А потом я услышал внутренний голос — из желудка или из моей большой головы: «Иди!» И я пошел. Правда, баскетболистов «Югопластики» разочаровал приезд такого ноунейма. Но я их понимаю».



Раджа подтвердил: «Молодые игроки не имели права голоса, но между собой-то мы обсуждали это назначение. После таких знаменитых людей, как Чосич и Славнич, к нам привели человека, о котором я вообще не знал».

Более известный тренер — Владо Джурович, выигравший с «Задаром» чемпионат-1986 — Сплиту отказал. Вот и назначили Мальковича — по рекомендации Ранко Жеравицы и Ацы Николича, который стал консультантом «Югопластики». О зарплате договорились за три секунды, и Божа услышал: «Знали бы вы, как вас хвалили Жеравица с Николичем, — попросили бы в три раза больше». — «Когда придет время — заплатите больше», — ответил Малькович.

Директору Йосипу Биличу Аца Николич рассказывал об устройстве «Иньиса», с которым дважды выиграл Кубок чемпионов, а молодых игроков угощал мудрыми советами: «На тренировке он сказал мне: «Играй, балдей, но иногда относись к баскетболу серьезно, — вспоминал Кукоч. — А с Мальковичем мы учились друг у друга. Получилось отличное сочетание».

К окнам отеля «Парк», где поселился Божа, почти примыкали тополя, а у него — аллергия на пух. «Я проснулся ночью от кошмара, и у меня потекли сопли, заслезились глаза, а губы распухли, как у современных певиц, — ужасался Малькович. — Утром я поехал на первую тренировку, трясясь, как трактор на холостом ходу».

Нового тренера встретили смесью насмешливости и недоверия. Спросили: «Как к вам обращаться?» — «Как угодно. Только без оскорблений».

РЕКЛАМА