Семен Антонов и Никита Курбанов – фанаты «Что? Где? Когда?». Раскрывают величие, вспоминают лучшее и объясняют, почему игра не в кризисе 29  сентября  2022

Sports.ru
В наступающем сезоне московский ЦСКА будет необычным – надеющимся главным образом на российских игроков. Мы поговорили с лидерами армейцев Никитой Курбановым и Семеном Антоновым об их любимом хобби – «Что? Где? Когда?».
Ниже:

• как Семен Антонов сходил на игру «Что? Где? Когда?»;

• в чем величие проекта;

• любимые вопросы и команды;

• кого возьмут в команду знатоков-баскетболистов;

• и как Курбанов и Антонов попробовали себя в качестве знатоков.

— Когда вы первый раз увидели «Что? Где? Когда?»?

Курбанов: Я еще застал те времена, когда ведущим был Ворошилов, застал молодого Друзя. Тогда полное название программы было «Интеллектуальное казино «Что? Где?

Когда?», а игроки ставили ставки – использовали фишки. Вернее, это было что-то типа ставок. Смотрел те выпуски, но едва ли меня тогда можно было назвать болельщиком. Я был обычным ребенком, смотрел на все это вместе с родителями. «Что? Где? Когда?» – это такой вариант вечернего семейного досуга. Посидеть и посмотреть, что это за игра. Можно сказать, что на тот момент я даже не отдавал себе отчета в том, что там происходит. Но сами эти картинки, эти люди – они остались в памяти с детства. Понимание того, что это за игра, пришло уже потом.



Понятно, что когда тебе лет 20, у тебя совсем другие приоритеты, а когда достигаешь осознанного возраста, интерес проявляется сильнее. Сейчас интерес к «Что? Где? Когда?» вернулся. Не знаю, как у Семена.

Антонов: Если честно, я тоже помню, что основными зрителями были мои родители. Так как у нас был один телевизор в семье, то что родители выбирали, то ты и смотришь. Понятно, что я не разбирался в тонкостях игры, просто смотрел на происходящее, а целенаправленно за «Что? Где? Когда?» я слежу, наверное, последние лет пять. Стараюсь следить. Не скажу, что я смотрю все игры в прямом эфире, в основном – в записи, когда их выкладывают через пару дней на YouTube-канале.


lockobank.ru
реклама
Перейти на сайт
Счет для бизнеса 0₽

Тогда я стараюсь скачивать, смотреть. Самое интересное – это, конечно же, финал года или финал какой-то из сезонных серий – осенней, весенней, зимней.

Но и начало тоже интересно, когда появляется молодое поколение игроков или микс команд. Интересно смотреть на ребят, которые сейчас, может быть, школьники, и отвечают на вопросы, которые задают сами знатоки. Вопросы задает не Борис Крюк, а сами знатоки садятся за стол и задают вопросы. Многие из этих знатоков являются наставниками молодых ребят, команд, тренируют их.

Больше всего, конечно, нравится смотреть, когда опытным игрокам попадаются сложные вопросы. Наблюдать за тем, как люди, которые играют в «Что? Где? Когда?» много лет, либо не находят ответ, либо находят его с таким трудом. И вот эта реакция, когда им все-таки удается найти верный ответ, наверное, это самое крутое, что может быть. Вот этот момент озарения.

— Удавалось ли поприсутствовать на ней?

Антонов: Да, я был. Причем получилось так, что я был на финале весенней серии. Сегодня специально посмотрел, это было 21 апреля 2019 года. Это была юбилейная, пятисотая игра клуба. Все так удачно совпало.

Тогда играла команда Балаша Касумова – команда, за которую я болею. Сейчас она, правда, выглядит иначе. Игроков перетасовали. У Елизаветы Авдеенко своя команда, произошли замены. Так вот, в той игре команда Балаша Касумова проигрывала 5:2, но в итоге победила 6:5. Причем победила на суперблице, когда Эльман Талыбов, оставшись один за столом, правильно ответил на три вопроса подряд, и команда вышла в финал года. Это было очень круто.

И что меня очень удивило, когда мы вышли во время музыкальной паузы на улицу, ко мне подошел господин Поташев и говорит: «Вы же Семен Антонов». Я был настолько удивлен! А он такой: «Да, я болельщик ЦСКА. Так что знаем, следим». В тот момент я осознал, что масштаб интересов этих людей – это не только какие-то точные науки, они стараются охватить как можно больше.

Понятно, что за столом сидят разные люди из разных сфер. Ясно, что, например, Борис Левин, который работает спортивным обозревателем, знает многих спортсменов в лицо, но когда меня узнал Максим Поташев, мне было очень приятно.

— А как вам удалось попасть на съемку. Благодаря чему?

Антонов: Связям.

Курбанов: Все решают связи.



— Что происходило до того, как включили камеру?


РЕКЛАМА
Антонов: Я приехал заранее. Пришлось постоять на улице, чуть-чуть померзнуть, потому что перед игрой у команды проходит разминка в Охотничьем Домике. Знатоки прокатывают какие-то вопросы, разминаются, приходят в себя. Потом они выходят, где-то там отдыхают, пьют чай-кофе, и затем публика потихоньку начинает заполнять домик. Там есть специально обученные женщины, которые уже много лет работают и прекрасно знают, где, кого и как расставлять. Мне повезло, что меня поставили поближе к стене: я мог на нее опираться, чтобы было полегче пояснице. И с момента, как нас завели в домик, до начала эфира минут сорок, наверное, прошло, а потом началась игра.

— Удавалось ли обсуждать вопросы в ходе игры? Это ведь табу?

Антонов: Во-первых, я был один, а, во-вторых, нам сразу объяснили правила – нельзя ни шуметь, ни шелестеть

Курбанов: А носом-то хоть шмыгать можно?

Антонов: За любой лишний звук сразу могли вывести из зала. Да и потом, с кем мне там советоваться, там такие вопросы. Тут три раза повтор посмотришь и то не сразу поймешь, как знатоки пришли к правильному ответу. Но атмосфера игры, конечно, потрясающая, ни разу не пожалел, что сходил и посмотрел вживую.

— А есть какой-то вопрос, который за время вашего увлечения программой запомнился больше всего?

Курбанов: Так сложно сказать. Такие вопросы периодически всплывают в беседе, когда обсуждаешь игру. Или просто в какой-то ситуации – хоп, и этот вопрос просто пришел тебе на ум. А вот мы недавно с Семеном обсуждали какой-то. Не помнишь про что там?

Антонов: Про направление ветра? Это было в «Нашей Раше».

Курбанов: Нет-нет. Эх, забыл. Не помню. Но вот так в беседах, в общении, постоянно проскакивает, типа: «Вот, а помнишь, был вопрос в «Что? Где? Когда?». После каждой передачи есть один-два таких вопроса, которые потом какое-то время вспоминаешь. Вопросы из числа тех, когда ты просто поражаешься, что ответ лежал на поверхности. Вот в этом вся красота игры.

Антонов: А у меня самый любимый не вопрос, а ответ. Елизавета Авдеенко отвечала на вопрос про эхо, по-моему. Саму суть вопроса не помню, но она изящно раскрыла вопрос на последних секундах и потом получила приз за «лучший ответ». У них же там есть в конце года различные номинации, и она получила этот приз. Еще она ответила на вопрос про «Дом, который построил Джек». Вопрос был очень сложно зашифрован, и она дала ответ тоже на последних секундах. Это самое интересное – смотреть, как один предложил какую-то версию, второй – дальше, третий – туда, и оказывается, что шестой вроде бы из ниоткуда находит правильный ответ. В финале года, когда вручают индивидуальные награды, они показывают самые яркие ответы.

— Она же вообще великая. Единственная женщина, у которой звание...

Антонов: Магистр. Да.